РЕШЕНИЕ КС РФ, КОТОРОЕ ВОЙДЕТ В ИСТОРИЮ ПОБЕДА АДВОКАТОВ В КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕ РФ ЗАЩИТА ПОСЛЕ СМЕРТИ ДТП НА ЛЕНИНСКОМ ПРОСПЕКТЕ

РЕШЕНИЕ КС РФ, КОТОРОЕ ВОЙДЕТ В ИСТОРИЮ ПОБЕДА АДВОКАТОВ В КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕ РФ ЗАЩИТА ПОСЛЕ СМЕРТИ ДТП НА ЛЕНИНСКОМ ПРОСПЕКТЕ 17.07.2011

РЕШЕНИЕ КС РФ, КОТОРОЕ ВОЙДЕТ В ИСТОРИЮ ПОБЕДА АДВОКАТОВ В КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕ РФ ЗАЩИТА ПОСЛЕ СМЕРТИ ДТП НА ЛЕНИНСКОМ ПРОСПЕКТЕ

14 июля 2011 года Конституционный Суд РФ признал не соответствующими Конституции РФ нормы УПК, позволяющие прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого без согласия его близких родственников, настаивающих на реабилитации умершего.

Поводом к рассмотрению дела 14 июня 2011 года явилась жалоба доктора юридических наук, адвоката Трунова Игоря Леонидовича, доктора юридических наук, адвоката Áйвар Людмилы Константиновны, адвоката Образцова Сергея Викторовича в интересах граждан Александрина Сергея Ивановича и Ващенко Юрия Федоровича. Проверке на конституционность подлежали положения пункта 4 части 1 статьи 24, части 7 статьи 49 и пункта 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

 

История вопроса

В феврале 2010 года в Москве на Ленинском проспекте произошло ДТП с участием автомобиля «Мерседес-Бенц S 500», принадлежащий ОАО «Лукойл» (персональный автомобиль вице-президента ОАО «Лукойл» Анатолия Баркова) под управлением В.Ю. Картаева и автомобиля «Ситроен СЗ» под управлением Ольги Александриной. В аварии погибли водитель О.С. Александрина и ее пассажирка В.М. Сидельникова. В августе 2010 года Следственный комитет при МВД РФ прекратил уголовное дело по факту ДТП в связи со смертью подозреваемой О. С. Александриной.

Адвокаты отца погибшей обжаловали постановление о прекращении уголовного дела в Тверском районном суде Москвы. Они просили  продолжить расследование и направить дело в суд для возможного установления невиновности и реабилитации погибшей. Суд счел прекращение дела правомерным и в удовлетворении жалобы отказал.

 

Позиция адвокатов 

Заявители полагают, что оспариваемые нормы противоречат Конституции РФ, поскольку нарушают принцип презумпции невиновности и право на судебную защиту.

Заявители считают неконституционным отсутствие у близких родственников права возражать против прекращения дела в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого), требовать завершения расследования и направления дела в суд для реабилитации умершего. Кроме того, данные нормы не предусматривают участия близких родственников в судебном заседании и учета их мнения о возможности прекращения дела.

 

Д.ю.н., профессор, адвокат Игорь ТРУНОВ 

Неопределенность правовой нормы п. 4 ч. 1 ст. 24 следует рассматривать, прежде всего, во взаимосвязи с остальными нормами уголовного процессуального законодательства.

ДТП со смертельным исходом. Уголовное дело не прекращено в связи с гибелью подозреваемого, в том числе и по реабилитирующим основаниям, ведется расследование.

В соответствии ст. 123 ч. 3 Конституция РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Состязательность один из основных принципов расследования преступлений. В случае смерти лица, воспользоваться правом представлять и защищать свои права и законные интересы невозможно. Действующий УПК не регламентирует возможность наделением процессуальным статусом погибшего либо заинтересованных близких родственников. Органы предварительного следствия расследуют дело, собирают и исследуют доказательства в гордом одиночестве.

Часть доказательств безвозвратно утрачивается (машины выданы владельцам и отремонтированы, предметы, поступившие на экспертизу после ее проведения уничтожаются и т.п.) доказательства собираются только необходимые стороне обвинения, вопросы перед экспертами ставятся односторонне выгодные обвинению последующий повторный сбор часто не возможен.

Обжалование действий бездействие следователя на стадии следствия невозможен в силу различных причин, отсутствие правового статуса, но и конструкция обжалования в порядке 125 УПК РФ не предусматривает возможность исследовать и оценивать доказательства и доказывание. Дело прекращается по не реабилитирующим основаниям в отношении умершего, что для последующего гражданского судопроизводства воспринимается однозначно - материальная ответственность ложащаяся на родственников погибшего.

В соответствии с решением КС ОТ 28.10.1996 №18П решение следователя о прекращении дела по не реабилитирующим основания не подменяет собой приговор суда, но предрешает решение по гражданскому иску, вытекающему из уголовного расследования. В виду нарушения Конституционного принципа состязательности и невозможности по истечении времени уголовного расследования в рамках гражданского процесса собрать и исследовать доказательства виновности ДТП в полном объёме.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК уголовное дело прекращается в связи со смертью подозреваемого, обвиняемого.

Согласно части 1 статьи 47 УПК РФ обвиняемым признается лицо, в отношении которого: 1) вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого; 2) вынесен обвинительный акт, в соответствии с частью 1 ст. 46 УПК РФ;

подозреваемым является лицо: 1) либо в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК; 2) либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 УПК РФ; 3) либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со статьей 100 УПК; 4) либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 УПК РФ.

Ни одним из процессуальных статусов подозреваемого обвиняемого признать в рамках действующего УПК умершего невозможно.

Действующее законодательство не регламентирует возможности вынесения такого постановления в отношении умершего, как следствие невозможность применения к лицу без процессуального статуса норм п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Также невозможно применение к погибшему нормы ч.2 ст. 27 УПК РФ, не допускающей прекращение уголовного преследования по не реабилитирующим основаниям без согласия обвиняемого, эта норма прописана именно с целью предоставления права на судебную проверку решения следствия в наиболее благоприятных условиях судебного разбирательства (устность, гласность, непосредственность, равноправие, состязательность сторон).

Есть лица, заинтересованные в справедливом, обоснованном и объективном разрешении дела судом в соответствии с Конституцией РФ, несмотря на смерть виновного. Это право близких и родственников погибшего на доброе имя. Действующий уголовно-процессуальный закон не предусматривает получения согласия близких родственников (заинтересованных лиц) на прекращение уголовного дела по не реабилитирующим основаниям.

Какой-либо процессуальной конструкции реализации этого права судебным порядком закон и правоприменительная практика не содержат.

Наиболее приемлемая форма заочного судопроизводства регламентируемая ст. 247 УПК РФ. Часть 5 ст. 247 УПК РФ позволяет проведение судебное разбирательство в отсутствии подсудимого (обвиняемого), но только по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, к которым ч. 3 ст. 264 УК РФ не относится, тем более в привязке, когда подсудимый уклоняется явки в суд, находится за пределами Российской Федерации, либо по делам небольшой и средней тяжести, когда подсудимый ходатайствует о проведении такого разбирательства в его отсутствии. К данной категории дел подобный порядок (смерть подозреваемого, обвиняемого) без изменений закона не может применяться. Также данная норма привязана к процессуальному статусу «подсудимый» которым является обвиняемый по уголовному делу, по которому назначено судебное заседание Ни вынесение какого-либо постановления о закреплении процессуального статуса в отношении умершего, ни наделение процессуальными правами близких и родственников погибшего, закон не предусматривает.

Нарушение принципа состязательности на стадии расследования и отсутствие возможности судебной проверки, анализа и сопоставления собранных стороной обвинения доказательств, невозможность производства дополнительных следственных действий, сбора и представления дополнительных доказательств, коррупционная пробельность закона влекут нарушение конституционных прав гражданина, несоответствие действующего законодательства Конституции РФ.

Абсолютно очевидно, оставшийся в живых участник ДТП в рамках уголовного расследования имеет больше возможностей и стимулов заинтересовать следователя, который прекрасно осведомлен об отсутствии состязательности и судебной проверки. А это 30 тысяч уголовных дел только связанных с гибелью в ДТП ежегодно.

 

Д.ю.н, профессор, адвокат Людмила ?ЙВАР 

Одним из наиболее действенных средств защиты прав и свобод личности является судебная защита, которая гарантируется Конституцией каждому (часть первая статьи 46). Часть 1 статьи 49 Конституции Российской Федерации закрепляет основополагающий принцип прав человека, «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».

Действующий уголовно-процессуальный закон не предусматривает получения согласия близких родственников (заинтересованных лиц) на прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям возможно только с согласия на это лица, в отношении которого дело прекращается. Прекращение уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям имеет правовые последствия (возмещение вреда по гражданским искам, заглаживание вреда и др.), в связи с чем, интересы лица, освобождаемого от уголовной ответственности, затрагиваются непосредственно и поэтому его согласие является обязательным для принятия решения о прекращении уголовного дела или уголовного преследования.

В отношении Александриной Ольги Сергеевны вынесено постановлении о прекращении дела по нереабилитирующим основаниям, что влечет правовые санкции и иные последствия для заинтересованных лиц (в частности для заявителя, двухлетней дочери погибшей, иных наследников и заинтересованных лиц), и может отразиться при решении вопросов возмещения вреда, и вопросов, связанных с выплатой страховки, назначении пенсий в связи с потерей кормильца и т.д.

Вопрос о возможности прекращения уголовного дела без согласия лица, в отношении которого такое решение принимается, уже являлся предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Так, КС РФ 28 октября 1996 г. принял решение №18-П по делу о проверке конституционности ст. 6 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина О. В. Сушкова[1]. Данное постановление касается по существу всех случаев прекращения дела по нереабилитирующим основаниям. Конституционный Суд указал, что при решении вопроса о конституционности ст. 6 УПК РСФСР ее следует рассматривать в системной связи как с конституционными положениями (прежде всего презумпцией невиновности), так и с положением других статей УПК, в частности, ст. 13 УПК РСФСР об осуществления правосудия по уголовным делам только судом.

 

Исходя из изложенного, Конституционный Суд РФ указал, что презумпция невиновности и право граждан на судебную защиту относятся к таким правам, которые в силу статьи 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации не подлежат ограничению ни при каких условиях. Суд констатировал, что «...принятое решение не подменяет приговор суда и потому не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого, в том смысле как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ».

Вместе с тем прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, хотя и предполагает освобождение лица от уголовной ответственности и наказания, но расценивается правоприменительной практикой как констатация того, что лицо совершило деяние, содержащие признаки преступления, и поэтому решение о прекращении дела не влечет за собой реабилитации лица.

Анализ норм УПК РФ (ч. 2 ст. 27 УПК РФ) о прекращении уголовных дел по нереабилитирующим основаниям в системной связи с конституционными нормами, закрепляющими права на судебную защиту и презумпцию невиновности, позволяет прийти к выводу, что уголовное дело не может быть прекращено, если лицо против этого возражает и ходатайствует о продолжении производства по делу. В этом случае производство по делу должно продолжаться в обычном порядке. В частности, по делам, где подозреваемый, обвиняемый умер – в порядке заочного судопроизводства.

Как следует из статьи 49 (часть 1) Конституции Российской Федерации, виновность обвиняемого в совершении преступления устанавливается только вступившим в законную силу приговором суда, постановленным в состязательном процессе на основе исследования доказательств в предусмотренном федеральным законом порядке. Постановление о прекращении уголовного дела по п. 4 ч. 1 ст. 24 УПУК РФ - по своему содержанию и правовым последствиям не может рассматриваться в качестве акта, которым устанавливается виновность в смысле названной конституционной нормы.

Правовые пробелы заключаются, прежде всего, в отсутствии необходимых механизмов или процедур реализации правовых норм. В основном выявляются те пробелы на уровне законодательства, которые обусловлены в первую очередь неполнотой регулирования определенных правоотношений. В случае выявления пробела Конституционный Суд предлагает соответствующему государственному органу разработать и принять отсутствующую норму права. При выработке конкретного предложения по устранению пробела Конституционный Суд исходит из норм и принципов международного права, изучает законодательство других государств, в том числе учитывает европейский опыт конституционного правосудия.

Закон (УПК РФ) не содержит положений, согласно которым, должностное лицо, осуществляющее уголовное преследование по уголовному делу обязан ознакомить с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого умершего заинтересованных лиц (близких родственников - наследников), которым и обязан разъяснить их права. Кроме того, участие защитника по таким делам должно быть обязательным, постановление должно также предъявляться для ознакомления защитнику. Соблюдение вышеуказанных положений необходимо для реализации конституционных прав, предусмотренных частями первыми статей 46 и 48 Конституции Российской Федерации (Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод; Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно).

Вопрос о возможности прекращения уголовного дела по п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ должен рассматриваться в системной связи с приведенными конституционными нормами, а также с правом каждого гражданина на защиту чести, достоинства и доброго имени.

  

Тем не менее, правоприменительная практика показала, что правоохранительные органы и суды решили толкование неопределенных в законе формулировок не в пользу положений Конституции РФ.

Неопределенность толкованию правовой нормы пункта 4 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, привело к произвольному, основанному на субъективном усмотрении правоохранительных органов и судей применению данной нормы.

Оспаривая норма п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ предусматривает, в качестве основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела:

смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.

В отношении лица, смерть которого наступила до привлечения его в качестве подозреваемого или обвиняемого, вышеперечисленные нормы права не применяются, поскольку оно не обладает необходимой дееспособностью и правоспособностью.

Таким образом, Закон вообще не содержит правового положения, согласно которому орган, в чьем производстве находится уголовное дело, вправе решать вопрос о прекращении уголовного дела в отношении лица, не признанного в установленном законом порядке ни подозреваемым, ни обвиняемым.

Отдельными судебными органами, органами законодательной и исполнительной власти, учеными высказывается позиция о возможности оспаривания процессуального решения о прекращении уголовного дела в порядке п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, путем обращения в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ.

По вопросу об обжаловании в суд в порядке статьи 125 УПК РФ постановления о прекращении уголовного дела позиция Верховного Суда Российской Федерации сформулирована в Постановлении Пленума от 10 февраля 2009 года № 1: При рассмотрении жалобы о прекращении уголовного дела судья не в праве давать оценку имеющимся в деле доказательствам, а лишь должен выяснять, проверены ли и учтены ли дознавателем, следователем или руководителем следственного органа все обстоятельства, на которые указывает в жалобе заявитель, и могли ли эти обстоятельства повлиять на вывод о наличии оснований для прекращения уголовного дела. При этом по результатам разрешения такой жалобы судья не вправе делать выводы о доказанности или недоказанности вины, о допустимости или недопустимости доказательств (пункт 15).

Статья 133 УПК РФ предусматривает установленные Законом основания возникновения права на реабилитацию.

Так, согласно части 1: «Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Пункт 3 части 2 статьи 133 УПК РФ гласит: «Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют:

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4 - 6 части первой статьи 27.

Таким образом, п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ являются взаимоисключающими, нарушающими конституционные права граждан.

Пункт 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ хотя и предполагает освобождение умершего лица от уголовной ответственности и наказания, но расценивается правоприменительной практикой как основанная на материалах расследования констатация того, что лицо совершило деяние, содержавшее признаки преступления, и поэтому решение о прекращении дела не влечет за собой реабилитации лица (признания его невиновным), то есть вопрос о его виновности остается открытым.

Таким образом, прекращение уголовного дела по п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ влечет наступление для заинтересованных лиц (наследников погибшего) неблагоприятные последствия как в виде предъявления к ним требований о возмещении материального вреда, причиненного преступлением, так и препятствия предъявления заинтересованными лицами требований о возмещении причиненного им материального и морального вреда, вреда, причиненного смертью кормильца и др.

При таких обстоятельствах, оспариваемые законоположения в системе нормативного единства свидетельствуют наличии признака неопределенности правовой нормы достаточно для ее дисквалификации во всех случаях, когда эта неопределенность влечет произвольное толкование закона правоприменителем, нарушающее конституционный принцип равенства (статья 19 Конституции Российской Федерации).

Восполнение пробелов в законодательном регулировании общественных отношений, как и правоприменение в целом, требует от судов учета нормативного единства российского права, в системе которого Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу и прямое действие. В таком значении следует понимать и положение части четвертой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" о том, что при возникновении в случае признания нормативного акта неконституционным пробела в правовом регулировании до принятия нового нормативного акта непосредственно применяется Конституция Российской Федерации. При этом, являясь частным случаем правоприменения как такового, оно должно применяться судами в совокупности с общими правилами восполнения пробелов в праве.

 

Позиция Суда

Председательствовал в процессе ЗОРЬКИН Валерий Дмитриевич

Судья-докладчик – МЕЛЬНИКОВ Николай Васильевич

 

Право на судебную защиту и принцип презумпции невиновности относятся к основным правам и свободам человека. Поэтому гражданам должна быть обеспечена возможность добиваться восстановления своих прав и подтверждения невиновности в суде.

Рассмотрение дела без участия таких лиц ограничивает конституционное право граждан на судебную защиту и искажает саму суть правосудия.

Решение о прекращении уголовного дела в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) не подменяет собой приговор суда и не является актом, устанавливающим виновность обвиняемого.

Не наделив близких родственников погибшего правом возражать против прекращения уголовного дела, а также правом участия в досудебном производстве, законодатель недопустимо ограничил право погибших на реабилитацию, достоинство личности и доброе имя.

При этом законодатель лишил и самих близких родственников возможности защиты своей чести и достоинства, а также возможности возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Поэтому, при возражении близких родственников против прекращения уголовного дела в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) правоохранительные органы обязаны продолжить предварительное следствие и направить дело в суд. В суде дело должно быть рассмотрено по существу и в полном объеме.

Таким образом, взаимосвязанные положения пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 УПК Российской Федерации, допускающие прекращение уголовного дела в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) без согласия его близких родственников, не соответствуют Конституции РФ.

КС указал, что федеральному законодателю надлежит конкретизировать не только перечень заинтересованных лиц (помимо близких родственников) согласие которых необходимо для прекращения уголовного дела в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого), но и их правовой статус, а также процессуальные формы их допуска к участию в деле.

Кроме того, законодателю предстоит предусмотреть особенности производства предварительного расследования и судебного разбирательства в случае смерти подозреваемого, а также особенности решения о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию.

Правоприменительные решения, принятые в отношении граждан Александриной Ольги Сергеевны и Ващенко Евгения Юрьевича, а также решения по делам заявителей Александрина Сергея Ивановича и Ващенко Юрия Федоровича подлежат пересмотру в установленном порядке.

Суд прекратил проверку конституционности части седьмой статьи 49 УПК РФ по жалобе Ю.Ф. Ващенко, поскольку указанная норма ни сама по себе, ни во взаимосвязи с другими оспариваемыми им нормами конституционные права заявителя не затрагивала.


Возврат к списку


Форум для отзывов 11 не существует.

 

Все новости
 
 
 

Контакты

Все пожелания, предложения и замечания просьба 
отправлять на knigajalob1@gmail.com

Для почтовых отправлений:  Коллегия адвокатов г.Москвы "Трунов, Айвар и партнёры" 125080, г.Москва, Волоколамское шоссе, д. 15/22, вход со стороны улицы Панфилова, 22 (получатель: интернет проект Федеральная Книга Жалоб)

Полезная информация

О сайте