Барышня и хулиган или "Красавец и Чудовище"

Барышня и хулиган или "Красавец и Чудовище" 24.04.2013

Барышня и хулиган или "Красавец и Чудовище"

Накануне дня рождения дедушки Ленина (ох, боюсь, не случайно это!) железная дама русской политики выступила с программной речью в программе Познера. Это, конечно же,  Ирина Яровая. Кто не видел, тому не объяснишь. Кто видел – те, наверно, разделились на две части. И дело не в оценке аргументов. Не в подсчете очков на ринге. Тут просто был момент истины. Всякий прислушивался к своим ощущениям. Мы – и они. Наши – и ваши. Классовая борьба! Обостряющаяся по мере углубления реставрации. Никакие компромиссы, понимали зрители, тут невозможны. Не с кем договариваться. Никто не искал истину. Какая уж тут истина, когда отношения выясняют белые и красные. Где уж стремиться к объективности, когда решается, кто выживет, а кто канет в небытие?
Ленинская стилистика Яровой мне точно не близка. Это когда надо бессовестно врать противнику, когда любые средства хороши, вплоть до выстрела в спину после улыбки, когда можно нарушать любые договоренности ради своей победы. Когда надо уходить от честной дискуссии – если пойти на нее, то все будет потеряно. Никакого благородства, рыцарства, высоких понятий, кодекса чести какого-нибудь, дворовых правил хотя бы. Вместо этого манихейство, альбигойская ересь, сатанизм, большевизм, ленинизм – ну, такой какой-то ряд. Уломать офицеров сложить оружие ради будущего России – и утопить их на баржах. А потом эти чикатилы, которые трудились красными палачами, будут строить новое государство, новую страну, новое общество. Вот, пожалуйста, построили. Остальным на выход. Кто там сказал: не нравится, так валите, границы открыты. Кто хочет помочь убогим, ограничить чиновников, как-то приструнить люмпенов и воров, ввести их в какие-то рамки, требовать соблюдения старых законов и вменяемого подхода к принятию новых – тот объявляется врагом государства.
Я понимаю: кому-то это нравится, я тут даже не про нищих беспринципных персонажей, которые продают свое участие в митингах, плевать под какими лозунгами, и голоса на выборах за 500 руб. Я имею в виду людей из элиты, которые находят всему оправдания. Типа: ну надо же поддержать вертикаль, порядок, хоть как-то, пусть даже так, коряво и некрасиво, не то будет хуже. К тому же за последние 12 лет доходы широкой публики выросли, стало быть, начальство право во всем!
Хочется разобраться – в чем смысл этой дискуссии? Меня не может устроить такой подход.
И тем не менее титаническим усилием воли вынуждаю себя глянуть на дело не то что непредвзято, но как минимум спокойно. Хочется разобраться – в чем смысл этой дискуссии? При этом, замечу, каждая сторона считает, что накостыляла другой и одержала моральную победу.
Главное – понять, почему Яровая пришла. Познер в самом начале передачи счел необходимым сказать: «У нас даже были дебаты в нашей комнате, придете или не придете. К сожалению, на деньги никто не поспорил»
Итак, сравним наших дуэлянтов.
Она молода, здорова, хороша собой. Она принадлежит к титульной нации и подчеркивает, что это важно! А Познер – не чувствует себя русским, он в этом признается, и она на этом пару раз останавливает свое внимание. Подчеркивает. Слово «еврей» не произносится. Но молчаливо присутствует: да, наш телевизионный классик не русский, но и не киргиз и не татарин точно. «Все имеет значение». Но Яровая прямо говорит об американском (и французском, но это куда слабее по эффекту, и российском тоже, что тоже бледно) гражданстве Познера. Термин «иностранный агент» не прозвучал, но и так ясно, зачем лишний раз воздух сотрясать, и так все понятно. Понимаете, да? Если об этом задуматься, то становится не очень уютно. Но зато проясняется вот какая неловкость. Почему Яровая, юрист и депутат, видный (или видная?) член правящей партии, не желает вести осмысленные интеллигентные дебаты, но пытается сбить оппонента с толку, уйти от ответа, срезать его? Представить его доводы маловажными, а свои тяжеловесными? Да потому что ей и не надо искать аргументы, ведь в той системе координат, в какой играет Яровая, она заведомо права.
Смотрите, у нее правильная национальность, правильное и единственное гражданство, правильная партийность (теперь, а раньше она была в «Яблоке», но исправила же ошибку), у нее молодость! Против нее Познер – старый еврей с тремя паспортами, два из которых получены в странах НАТО, в которых он живал и жизнь там знает, а русскую — типа не очень. Это человек, который состоял в такой мутной фигне, как КПСС, он туда вступил якобы для того, чтоб партию исправить, чему Яровая не верит, подразумевая мотивы более низменные, на что прозрачно намекает.
Похоже, не зря на ринг выпустили эту пару. Кто-то все просчитал и скорректировал аргументацию. И она очень грамотно нанесла удары по самым слабым местам Познера, это надо признать. Драться ей не впервой. У нас в шахтерской Макеевке — а мы с ней земляки, оба выросли там – жизнь была жесткая. Даже мне, книжному юноше-отличнику, выпадало драться на улице с превосходящими силами противника, отбиваясь свинчаткой и кастетом, не говоря уже про солдатский ремень. А выйти вечером из дому без финки — это был просто mauvais ton и глупый безрассудный риск.
Если тут был расчет на квасных радикальных патриотов, на не очень образованных и не сильно информированных людей, то расчет этот математически правилен. Таковых всегда было больше — это видно хотя бы по революции, по Гражданской, по ровному отношению к расстрелам и иным репрессиям, включая то же раскулачивание и «расказачивание».
Не нужно пытаться постоянно говорить, что где-то лучше
Да, она сама указывает на свою аудиторию: «У гражданина России есть ощущение, что в его стране хорошо. Почему у него не должно быть такого ощущения? ... Не нужно пытаться постоянно говорить, что где-то лучше. А я утверждаю, что лучше в России». Типа у нас и так все хорошо, какой тогда смысл что-то менять? И что же такое тогда оппозиция, которая желает некоторых перемен?
Этот вопрос не остается без ответа. Его Яровая дает ясно и четко. Познер еще не понял, что попал в идеологическую разработку, и все еще пытается по-интеллигентски повыяснять у своей собеседницы, а не портит ли ее власть, – но она берет быка за рога. И предъявляет Познеру политическое обвинение.
По сути, государственной измене.
Я вам напомню, как развивалась эта линия. Познер пытается усовестить Яровую, он приводит цитату из какого-то ее выступления, видимо, ожидая, что она смутится и станет оправдываться: ах, я не говорила, или вырвано из текста, или не помню. Эту цитату он зачитывает дважды, что, разумеется, показывает важность для него этих ее слов: «Все идеологические и политические тезисы оппозиции с точки зрения общепризнанных нравственных категорий настраивают людей на безнравственное поведение, побуждают их к ненависти и злости».
Она, однако, не отпирается и не оправдывается. Но отвечает ясно и недвусмысленно: «Существует серьезная разница между тем, когда вы хотите решить проблему, изменить жизнь к лучшему, или когда вы хотите бороться со своей страной и уничтожить основу государственности. Это принципиальная разница».
По этой логике законное право на выражение мнения приравнивается к покушению на русскую государственность. Так ясно и четко эта позиция еще не формулировалась, если я чего-то не упустил. У нас, стало быть, новая политическая система, новый строй! И об этом нам заявила далеко не последняя дама в русской вертикали. Которая смело вышла в прямой эфир к главному и, может, единственному открытому либералу федеральных каналов. И это тем более смело, что на нее саму был мощный либеральный наезд по поводу ее слишком дорогой квартиры.
Похоже, мы имеем дело с программным заявлением, против которого письмо «Не могу поступиться принципами» Нины Андреевой – детский лепет.
Что будет дальше? Разгром космополитов, новое дело врачей, показательные политические процессы?
Не провожу тут никаких параллелей ни с немецким, ни с советским тоталитарными режимами ХХ века, которые оба нажимали на народность, на национальную и идейную чистоту, на еврейскую тему, на якобы заботу о «простых» людях. Я тут не столько даже абстрактно про гуманитарные ценности, сколько цинично о другом, о практическом: режимы эти, если кто обратил внимание, плохо кончили. Этносы, которые повелись на разводку, долго мучились. Немцы выкарабкались, а про нас этого, боюсь, пока еще нельзя сказать...

Источник: www://mn.ru/opinions/20130426/345025481.html  © Московские новости. Антон Марраст

Взбешенный Познер – такая же редкость, как плачущий большевик. Но он был взбешен.
На крупных планах заметно, как покраснело его лицо, как временами у него от ярости тряслись руки. Казалось, еще немного и ведущий, как озверевший драматург из чеховского рассказа «Драма», просто шарахнет свою гостью чем-нибудь тяжелым по голове или по меньшей мере выскочит из студии, прервав мучительное общение. Нет, выстоял, хотя и скрыть отвращение к своей гостье не смог, пожалуй, несмотря на свою обычную подчеркнутую галантность по отношению к дамам. Впрочем, никто из его прежних гостей и не вызывал такого… мягко говоря, чувства протеста, как последняя его визави ? депутат Государственной думы от «Единой России» г-жа Яровая.

Означенная дама явилась к Познеру не на интервью, а на бой кровавый. Подготовилась. Изучила биографию журналиста. Прочитала его книгу. Запаслась цитатами из его выступлений.

Возможно, даже прошла тренинг на тему «Как сорвать интервью и овладеть инициативой, деморализовав интервьюера – идеологического противника».
Не учла только одного: Познер – тертый калач. Его можно взбесить, но выбить у него почву из-под ног, сбить с намеченной линии не так-то просто. Он на интервью собаку съел. Правда, на интервью, то есть на доверительной беседе, а не на боях без правил, которые, по всей видимости, считала своим коньком г-жа Яровая, готовясь к схватке.

Ни один вопрос ведущего она недослушивала до конца. Перебивала. Пыталась переформулировать вопросы так, как выгодно ей. Сама рвалась задавать ему вопросы. Переходила на личность Познера. Откровенно подтасовывала факты и извращала смысл вырванных из контекста цитат. В редких паузах издевательски ухмылялась и криво улыбалась, демонстрируя презрение к собеседнику. И бесконечно напирала на собственный патриотизм в противовес космополитизму Познера, всячески давая понять, что люди с таким сомнительным происхождением просто не имеют права рассуждать о проблемах России и русских людей, ибо они им, гагарам, недоступны.



К примеру, говорит ей Познер, что мало в какой страны люди чувствуют себя столь же незащищенными, как в России, – от криминала, от произвола полиции, от несправедливых судов. Яровая в ответ: «У нас лучше, чем в США». «При чем здесь США? – кипятится ведущий. – Какой вы видите путь, чтобы люди в России по-другому себя чувствовали?» «Не нужно преувеличивать и еще больше пугать наших граждан, что у нас хуже. Тем более ведущему Первого канала… А у граждан России есть ощущение, что они своими действиями изменяют жизнь в своей стране… У вас нет такого ощущения, потому что вы ? гражданин Франции». Познер: «Я тоже гражданин России – и даже больше лет, чем сейчас вам». Яровая (издевательски): «Да, вы такого же возраста, как мой папа».

Несмотря на почтенный, как у папы, возраст ведущего, собеседница не стесняется учить его жизни и пенять ему на оскорбительные, с ее точки зрения, выпады в адрес великой России с ее тысячелетней культурой: «Вы в своей книге доходите до оскорбления православия, считая его вредным для страны, позволяете себе высокомерие и гордыню… У нас есть традиции и культура, которые создавались не вами…» «Но это моя личная точка зрения, – изумляется Познер. – Вы сами понимаете, что такое оскорбление и клевета? Вот вы называете оппозицию кучкой людей, которые кормятся из тех же рук, что и террористы. Это разве не оскорбление?» «Нет, – глумливо улыбается Яровая, – это моя оценка. А за клевету нужно отвечать. Во всех странах это есть». «Значит, теперь «все страны» годятся для сравнения?» – подкалывает ее Познер. «Нельзя бороться со своей страной. В США вы позволите себе выйти на любой телеканал и сказать что-то плохое против США?» «Еще как!» – восклицает Познер. «В России, если вы считаете возможным оскорблять страну, это недопустимо. Нельзя бороться со своей страной, надо бороться с проблемами. А я себя считаю русским человеком и гражданином России», – с гордостью заявляет Яровая. «Поздравляю вас с этим», – не может избежать сарказма ведущий. «Я же говорю с гражданином США, который русским себя не считает», – язвит Яровая. «Я считаю себя гражданином России, а национальность – это другое: у нас живут татары, евреи…» «Все имеет значение», – вкладывая в свои слова особый смысл, замечает Яровая…

К финалу, когда ведущий объявил, что осталось три минуты, она вдруг, словно спохватившись, начала сожалеть, что не успели поговорить о важных законодательных инициативах, которые интересует людей, что ведущий задавал ей не те вопросы. Словно это не она сделала все возможное, чтобы утопить беседу в псевдопатриотической риторике и откровенной демагогии, чтобы порушить план интервью и заболтать его своими бесконечными призывами: «Услышьте меня, Владимир Владимирович!»

Владимир Владимирович услышал. И не только он. Вот и «Марсель Пруст» неожиданно добавил в свою знаменитую анкету новый и прежде никогда не звучавший вопрос: «Вы лично могли бы расстрелять человека?» «Нет», – с небольшой заминкой ответила Яровая. «Точно нет?» ? опять-таки впервые уточнил «Марсель Пруст».

Госпожа Яровая, назвавшая в числе своих добродетелей доброту и порядочность, лично стрелять в людей не готова – и на том спасибо.
Правда, после общения с ней некоторым зрителям захотелось выстрелить в экран – такие сильные эмоции вызвала у публики эта почитательница «Повести о настоящем человеке». А самым-то настоящим человеком показал себя гражданин трех государств Владимир Познер. Да, был взбешен, но из себя так и не вышел. И довел дело до конца. И явил миру подлинное лицо нынешней власти. «Зачем ее позвали?» – возмущались иные зрители.
Ровно за тем. Чтобы видели. Чтобы знали. Чтобы помнили.

Источник: /www.novayagazeta.ru/columns/57875.html


Возврат к списку


Форум для отзывов 11 не существует.

 

Все новости
 
 
 

Контакты

Все пожелания, предложения и замечания просьба 
отправлять на knigajalob1@gmail.com

Для почтовых отправлений:  Коллегия адвокатов г.Москвы "Трунов, Айвар и партнёры" 125080, г.Москва, Волоколамское шоссе, д. 15/22, вход со стороны улицы Панфилова, 22 (получатель: интернет проект Федеральная Книга Жалоб)

Полезная информация

О сайте